Вверх страницы
Вниз страницы

scandal factory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » scandal factory » Трэш-локации » Старые посты


Старые посты

Сообщений 31 страница 37 из 37

31

Зайдя в спальню, Минхо обнаружил в себе чувство откровенной ненависти к проекту, дому, камерам и прочему. Жалко было лишь бедную девушку Юи, которая просто оказалась не в том месте и не в то время. Как и он предполагал, спальня была на уровне. Здесь было всё, что требуется, и, конечно же, одна большая кровать. Минхо закатил глаза и поставил сумки недалеко от шкафа.  Проводить ночи в другом месте - ему не привыкать, но проект требовал от него хоть иногда появляться в "супружеской" кровати. Это немного огорчало.
Бело-коричневые тона слегка успокоили взбесившуюся душу парня, он даже присел на краешек кровати, спокойно оглядываясь. Кажется, он начинал привыкать к такой обстановке. Комната действительно нравилась Минхо. Может, из-за современного дизайна, может, из-за хорошего сочетания цветов всё казалось таким спокойным и благополучным. Но вставать по-прежнему не хотелось. Было чувство, что если он сейчас спустится, та грань умиротворения просто-напросто разобьётся, разлетится на тысячи осколков, которые уже нельзя будет собрать в единое целое. Но в жизни всегда приходится что-то делать через свои желания. Минхо еле поднялся, словно он был приклеен к своей кровати.
Спускаясь вниз, Минхо панически соображал, о чём говорить со своей парой и где же шляется Тэмин. Минхо успел соскучиться по своим хёнам и по маннэ тоже. Да и живя со своим одногруппником в одном доме, Минхо чувствовал бы себя легче. А Тэмин где-то ошивается, непонятно только где.
- Прости, милый  я плохая  жена для тебя. Ей-богу  кухня, - не мое, но если ты возьмешь бразды правления в свои руки, думаю, у нас получится нечто съедобное. Не зря же лучшие повара – мужчины,  что мы будем готовить? Обещаю быть послушным помощником. - "с порога" налетела на него Юи. Минхо очумело посмотрел на неё, перевёл взгляд на кухонное оборудование, потом снова на неё и остановился. Он сам-то нихрена не умел. Максимум, что он готовил - рамён. Быстрого приготовления. Минхо это не Ки-омма, он не умеет ничего делать. Поэтому надежда оставалась на жену. Джиён умела готовить и поэтому Минхо не особо волновался за свой желудок. Но тут... Оказалось, что его суженая готовить-то не умеет. Ситуация становилась всё хуже и хуже. Минхо даже замер от удивления. Слов просто не было. Чтобы девушка и не  умела готовить? Где такое видано?
- Это немного... неожиданно. - Выдавил из себя Минхо, подходя к холодильнику. Что там было? Мясо, овощи, необходимые заправки. В принципе, можно было справиться и без наёма шеф-повара. Благо в далёком детстве Минхо наблюдал, как его мать делает мясо. Прибавим передачи, по типу "Самые вкусные блюда своими руками" или "Уроки шеф-повара" и вуаля, у Минхо есть мало-мальский опыт готовки мяса. В теории, естественно. Но лучше что-то, чем ничего. На радостях он схватил этот бедный кусок мяса и остановился. А дальше что делать?
Он перевёл взгляд на Юи, которая так же беспомощно смотрела на этот кусок. Оба молчали и выглядели по меньшей мере жалко. Минхо даже гримасу отвращения скорчил, представив, насколько отвратительно он сейчас выглядит. А ведь всё это снимается и показывается на экранах телевизоров. Здравствуйте, товарищи шаволы, ваш биас Минхо - тупоголовое животное, которое не умеет обращаться с продуктами.

0

32

Ен Хва принял предложение от Хё переночевать на полу как-то даже без особых противостояний, что очень даже обрадовало молодую особу, ведь это означало, что молодой человек также не хотел переходить все грани, которые были положены в основу воспитания и манер. Как говорится, играй роль в кино, а в жизни оставайся собой.  Это было жизненное кредо девушки, она никогда не любила переносить характеры своих персонажей на себя, ведь в большинстве случаев, это были противоположности, которые никак не относились к самой актрисе. Каждая роль была вызовом для Хё, сможет ли она показать такой характер или нет, и она пробовала, и у нее получалось, но сейчас была немного другая ситуация, потому приходилось не просто заучивать текст и показывать героиню, а пытаться показать себя в тех условиях, что им дали режиссеры шоу.
Ён присоединился к подруге, когда та осматривала их комнату, и тоже был удивлен тому, что здесь было практически все необходимое для долгосрочного проживания.
-Да уж, нам даже нечего добавить, хотя, можно сделать это все более уютным и домашним, чтобы было как можно более комфортно, - Хё подошла к молодому человеку и поправила его прическу. Где-то на подсознательном уровне она прекрасно понимала, что такие простые жесты, которые в обычной жизни не удостаиваются никакого внимания, здесь же будут выступать подтверждением их "реальных чувств" и сейчас множество фанатов, возможно, радуются, а остальная часть тихо проклинает актрису за ее дерзость и смелость.
Совсем забыв о времени и остальных мелочах, связанных со съемками, Шин даже не заметила, сколько уже сейчас часов и что она вполне голодна, поэтому, когда Ен Хва предложил перекусить, она с радостью отозвалась на его предложение.
-Конечно, умею, вот надо было приходить на ужин, когда я тебя приглашала, - подливала масла в огонь актриса, создавая еще большую почву для размышлений у зрителя, - а ты весь в работе и в заботах, даже Мин Хек уже пробовал мою стряпню!
Усмехнулась Хё, взяв под руку парня, когда они направились на кухню. Вот только они не успели выйти еще из комнаты, как Ён что-то обнаружил и позвал девушку посмотреть находку. Это оказались парные футболки. Идея была заманчивая, но Шин не очень хотела сейчас ее надевать.
-Айщ, не хочууу! Ты что правда будешь ее мерить? - удивленно спросила Хё, когда Ён начал раздеваться.
Девушка не знала куда деться, ведь это было так смущающе, она с парнем и в первый же день их близкого общения он вытворяет такое, даже не смотря на то, что они близкие друзья. Шин Хё прикрыла глаза и отвернулась, она была так смущена, что прикрывалась этой футболкой.
-Я не буду ее надевать, тебе досталась вредная женушка, - хихикнула Хё, и пошла на кухню, все-таки перекусить нужно было, столько времени уже прошло с момента встречи, а они еще даже ничего не ели. Девушка, как истинная жена, быстро осмотрела холодильник, шкафчики и, найдя там фрукты и овощи, решила быстро приготовить салат, а Ёна заставила готовить рамен.
-Оппа! - позвала она друга, - приготовь рамен, а я сделаю нам быстренько салат и закуску,, пожалуйста, оппа! -  хоть парень немного и поворчал, но послушал свою новоиспеченную жену и тоже был причастен к готовке. Это была первая их совместная готовка, молодые люди постоянно друг друга подкалывали и шутили. а что можно было ожидать от друзей? правда они не забывали и создавать такие моменты, которые затем будут обсуждать и волноваться за эту парочку. Так, Хё постоянно подкармливала парня, поправляла ему то прическу, то вытирала губы пальчиками от сока фруктов. Это было что-то особенное, но именно сейчас почему-то Хё смогла расслабиться и получила больше удовольствия от их "брака", чем ранее. Хё попробовала рамен, который уже приготовился, и не могла не отметить, что у Ёна тоже есть задатки хорошего повара.
-Так ты тоже готовишь! Все, значит ты будешь готовить по будням, а я по выходным, - хихикнула девушка. Время шло и они направились ужинать.
Съемочная группа, которая сопровождала их до дома уже наполовину уменьшилась, остались лишь операторы и некоторый стафф. На сегодня их съемки закончились, остальное время они будут под прицелом камер и только в некоторых случаях съемочная команда вновь наведается в их дом.

Отредактировано Park Shin Hye (2013-10-12 17:00:42)

+1

33

-> Кофейня

Внутри Сочжин чувствовала панику, потому что не любит слишком быструю езду. Впрочем, она вообще не любит автомобили. За свою жизнь она видела достаточно, чтобы не чувствовать себя в безопасности, наводясь внутри машины. Даже если внешне на её лице не было никаких изменений, то внутри происходил ураган из мыслей вроде «когда это закончится?» или «выпустите меня отсюда». В определённые моменты ей казалось, что сердце не выдержит, тогда она начинала нервно покусывать губы и цепляться пальцами за ремень безопасности. Сочжин вспоминает, каково ей было ехать возле края горной дороги, за которой виднелись верхушки деревьев. Этот опыт она не забудет никогда и теперь скорее пешком пройдётся по серпантину, нежели доверит свою жизнь водителю. Даже если это займёт день. Или два. Как-то же другие люди ходят. Из-за скорости Чжин вжималась спиной в сиденье, будто пытаясь слиться с ним. Страшное ощущение. Девушка отметила в невидимом блокноте, что больше не будет ездить вместе с Минсоком. Никогда. Наверное. Сочжин чувствует прилив счастья, когда авто наконец-то тормозит (стоит ли говорить, что она испытывает, когда выбирается из машины?). Тогда она решается поднять голову и осмотреться. Её глаза округляются, ведь она явно не ожидала такой красоты. Во всяком случае, на первый взгляд красоты. Это явно лучше, чем квартира, в которой приходилось жить до переезда в общежитие.
– Нравится. Тебе тоже? – риторический вопрос, ведь по глазам Сюмина всё прекрасно видно. Сочжин не выдерживает и улыбается в ответ, немного щурясь. – Я не знаю, позже сами увидим, но было бы неплохо остаться только вдвоём, – смысл сказанного доходит не сразу, но когда приходит озарение… В общем, красные щёки – это меньшая проблема из всех, что могли возникнуть. – То есть, я не то имела в виду.
«Люблю же я говорить, не подумав. Только у меня эта проблема? Идиотка, идиотка, идиотка. Почему именно у меня такая проблема? Так неловко. Он точно не о том подумает. Я мастер создавать неловкие ситуации», – девушка хочет ударить себя по лбу ладонью раз десять, если не больше, но постепенно успокаивается, надеясь, что её слова забудутся быстрее, чем они переступят порог дома.
Пак чувствует себя ребёнком, которого отец везде водит за руку, чтобы не потерялась где-то. Это вызывает чувство умиления и заставляет улыбаться, потому она не имеет ничего против подобных контактов. Ей даже нравится осознавать, что кто-то получает удовольствие от прикосновений. Это так просто – берёшь за руку и человек на капельку счастлив. «Замёрз? Холодный», – Чжин тепло выдыхает и послушно идёт следом, снова изучая взглядом затылок, позволяя себе мысль о том, что в руках-ледышках может быть и её вина – Минсок отдал ей кофту, за которую она всё ещё цеплялась свободной рукой.
Внутри оказывается уютнее, чем Пак предполагала, намного. Она любит подобные интерьеры, ей нравится, когда атмосфера помещения не заставляет чувствовать себя потерянно или неловко. Сочжин почему-то не ощущает смущения, хотя оказалась под одной крышей с совершенно незнакомым ей человеком. Ранее она не жила с парнями, как бы странно это не было, зато была единственной девушкой на своём курсе.
Лидер скидывает с ног обувь, проходя дальше, и с нескрываемым восторгом осматривается. Если ей пришлось бы находиться здесь до конца жизни, она не была бы против. Почему нет? Здесь на самом деле очень даже неплохо.
- Так. Эм. Чем мы можем заняться? Можно осмотреть дом, разобрать вещи, посмотреть телевизор, покушать, если проголодалась, пойти спать или просто отдохнуть, если устала.
Сочжин оглядывается, попутно вспоминая, что на её плечах всё ещё чужая одежда.
– Я не знаю. Я не голодна точно, уже поздно для еды, но и не устала слишком сильно. Чем хочешь заняться ты? – девушка растерянно смотрит на Сюмина, пытаясь придумать, куда себя деть. Мысль о сне не даёт покоя, навязчиво жужжа в голове. Им придётся спать в одной постели? Или кто-то сместится на диван? Она не против спать на нём, поскольку часто практикует это, даже сегодня ей было вполне комфортно посапывать на нём. Хотя нет, плохая идея. Минсоку вряд ли будет уютно, если он сам займёт кровать, а Сочжин будет спать на диване. Это как-то неправильно. «Я старше. Наверное, надо взять инициативу в свои руки?.. Лучше заранее с этим расправиться, чем потом».
– По поводу сна, – голос тихий, робкий, но мягкий и уверенный, – кто где будет спать? Или… – Чжин умолкает, не решаясь закончить мысль. Будет странно, если она спросит «мы же не будем спать в одной постели?» или что-то вроде того. Сколько они знакомы? Несколько часов? И за это время они успели подержаться за руки, проехаться в одной машине и меньше, чем на 1% узнать друг друга? Этого слишком мало, чтобы в лоб говорить о постели. Даже если они взрослые люди, которым уже за двадцать перевалило достаточно давно (во всяком случае, Сочжин точно). В голове что-то щёлкнуло и появился не менее щекотливый для Пак вопрос:
– Кстати, мне ведь можно называть тебя по имени? Некоторые не любят подобной фамильярности. Как ты к этому относишься? – лидер улыбается как-то слишком искренне, склоняя голову набок так, что волосы спадают с плеча и открывают шею. – Можешь называть меня «нуна», если хочешь, я не буду против.
Чжин подходит к Мисоку и протягивает ему кофту, в которой больше нет необходимости.
– Спасибо за неё.

Отредактировано Park So Jin (2013-10-17 12:36:55)

+1

34

Это было странно: вот так стоять перед операторами в малолюдном проспекте, ожидая судного часа. Он, конечно, понимал, что все не так ужасно, но ощущения были как раз такими: парня охватила чертова паника, как бы он ни старался скрыть своего волнения - все тщетно. В итоге, плюнув на остатки смелости и, в его же понимании, гордости, поддался чувствам, нелепо бормоча что-то на камеру. Так было всегда на шоу с участием Хонбина и его одногруппников, потому что он - молчун и "стесняшка", ему тяжело проявлять активность в общении, если окружение неприятное или, как сейчас, малознакомое. Ну серьезно: чем думали менеджеры, отправляя сюда такого неудачника? К счастью, этого всего лишь его мысли, не произнесенные вслух, тем самым уберегающие собственный имидж айдола и статус компании в целом. Ну еще бы, отправить на крупномасштабный проект парня-истеричку - мечта любого режиссера.
Но тем не менее, Ли никогда не жаловался, видимо, понимал, что в жизни нет таких ситуаций, которым не суждено было бы произойти. Расклад выходил предельно прост: надеяться на лучшее, а готовиться - к худшему. Мысленно он перебирал всевозможные варианты неудачного исхода знакомства. Когда же у него спросили, кого он надеется или ожидает увидеть, парниша чуть было не ляпнул одно имя, но вовремя спохватился и смущенно покачал головой, мол что вы, что вы... Решив для себя улыбаться до последнего, он натянул на лицо именно эту недостающую деталь, и в тот самый момент, а для разомлевшего Хонбина это была полнейшая внезапность, раздался тихий и внезапный голосок. Решив, что это все скромные миленькие фанатки, викс-овец решительно обернулся, расплываясь еще более в теплом фирменном оскале, не боясь спугнуть уже привыкших девушек. Но, что стало еще большей неожиданностью, высокая представительница слабого пола была ему знакома, хорошо так знакома! Да он ее каждый день видел, в собственном-то телефоне, а в руках тем временем он еще сильнее сжал бедный красный конвертик. Выражения ее лица было испуганным и он думал, что это лучше, чем отвращение, на которое он с небольшой печалью рассчитывал. "Значит, все не так плохо, да?"
- О, Господи… Да неужели?! - ее первые слова спустя пару месяцев. Парень лишь виновато опускает голову, традиционно и уже профессионально делая анализ состояния своей фирменной обуви, затем одежды, "и вообще, какие интересные наряды у хенов-операторов"! Очевидно, избежать последующих расспросов организаторов не удастся, но нужно, во что бы то не стало, скрыть место и причину их знакомства. Осторожнее надо быть со своими желаниями - такую установку дает Хонбин сам себе, прежде чем взять в руки свое бренное тело и вести себя чуть более артистично, чем стена. Улыбаясь, чуть натянуто, и пытаясь скрыть чувство вины в глазах "удачно же?", он приходит к единственно верному решению - выполнять миссию, возложенную на них.
- Добрый вечер, - осторожно произносит парень, низко кланяясь, "вот бы простоять так весь вечер - это многим проще, чем опять взглянуть в ее испуганное лицо. Конечно, ей куда больше неловко, чем мне, но что я могу поделать-то? Айщ, как трудно идти на поводу у разума!"
Впрочем, саму встречу он не мог назвать плохой или неудачной, не нужно врать себе самому: эта девушка за один вечер произвела на него неизгладимое впечатление. "Ты же это помнишь, Сольхен-а?" Воспоминания знакомства слегка вогнали Хонбина в краску, но он догадывался, что так даже лучше, операторы воодушевились и воспряли духом, снимая, как ему показалось, их лица крупным планом. После чего Ли выдавливаю из себя нелепую полуулыбку и невольно опускает глаза, осматривая внешний вид девушки... точнее, жены.
Ни с того, ни с сего в голову приходит воспоминание, что он хотел быть более открытым, в этом убедили родители, случайно прознавшие, в какую историю предстоит попасть их недалекому сыну, то беж - Хонбину. Негромко выдыхая накопившийся в легких воздух, и, избегая контакта с ее глазами, говорит максимально спокойным и в меру четким голосом:
- Я рад тебя снова видеть, Ким Сольхен. Слышал, что у вас скоро планируется камбэк, верно? Файтин! - улыбнувшись на последнем слове, он вручил ей небольшую красную розу, которую берег... ну для нее. И пусть он рассчитывал сделать просто романтический жест по отношению к девушке, которой доведется терпеть его такого, но это совершенно не подходило бы им сейчас. Ох, как же тяжело не облажаться перед ней!

Отредактировано Lee Hongbin (2013-10-17 15:19:20)

+1

35

Смущение, возникающее между Сочжин и Минсоком с нарастающей регулярностью, последнего дико раздражало. Сюмин ненавидел краснеть, как пятнадцатилетний мальчишка, впервые коснувшийся противоположного пола, он ненавидел смущённо переминаться с одной ноги на другую и ожидать, когда что-то настойчивое в груди утихомирится и прекратит сжимать лёгкие, а с ними и всё тело заодно, это было как-то неправильно для взрослого молодого мужчины, у которого достаточно опыта в подобных отношениях. Хотя, справедливости ради стоит сказать, что отношений этих было не так много, поэтому и опыта у Минсока было только по сусекам поскрести. Поэтому, если сначала он на это чувство не обращал ровным счётом никакого внимания, то сейчас ему было гораздо интереснее и даже приятнее наблюдать за этим со стороны или вовсе вызывать это смущение, но никак не ощущать самому. Поэтому каждый раз, когда краска подходила к его щекам, он всё сводил брови, отчаянно хмурясь, и пытался вернуть своё прежнее невозмутимое выражение лица, что каждый раз сделать не удавалось. Сюмин проигрывал это сражение с треском.
- Я могу спать на диване. С этим нет проблем, можешь не волноваться, - он как-то по-особенному жалко улыбается, не поднимая взгляда.
Озвучивать свои недавние не самые позитивные мысли не особо приятно. Но Минсок прекрасно понимал, что по-другому никак. За рулём он успел прокрутить в своей голове эту проблему и найти самое безопасное решение для обоих – Сюмин будет ютиться на скромном диване, в то время как Сочжин расположится на целой, предположительно, двуспальной кровати. С его стороны будет хорошим тоном, если он не полезет в койку сразу, а постепенно будет добиваться этого места, заслуживая доверие. Это как неприступная крепость, которую отважному войну нужно взять, не смотря ни на что, ему придётся долгое время сидеть в засаде, выжидать удобный момент, копить силы, а потом, словно дикий кот, наброситься на крепость, покоряя себе, и получить все сладкие дары, которая она таила от него.
В общем, план у него был простой: спать на диване, пока Сочжин не пощадит, увидев его тёмные круги под глазами, и не пустит к себе, пусть даже отделив от себя стеной из подушек.
Кстати, мне ведь можно называть тебя по имени? Некоторые не любят подобной фамильярности. Как ты к этому относишься?- Минсок поднимает на девушку глаза, - Можешь называть меня «нуна», если хочешь, я не буду против.
Он застывает на месте. Она прекрасна, когда улыбается. Почему он не замечал этого?
Сюмин хмурит брови, удивляясь собственной невнимательности. Ему нравились девушки, которые расцветают с улыбкой. Которые, пусть даже если у тебя плохое настроение, улыбнутся только, и ты улыбаешься в ответ, потому что не улыбаться ты не можешь, да и не противишься. Так улыбаются люди яркие, интересные. Сюмин поставил ещё один воображаемый плюс.
- Конечно. Зови меня, как тебе удобно, - он улыбается в ответ, резко смягчаясь в чертах лица, - Но… Можно я буду тоже звать тебя по имени? Так удобнее, что ли…
… и интимнее. Но он не договаривает, пряча новую накатившую волну смущения за широкой улыбкой, отворачивая голову в сторону и делая вид, что его дико заинтересовал тот странный светильник на стене, приглушённо светивший в одиночестве. С виду самый обычный из всех тех самых обычных светильников, которые смогло придумать человечество.
А когда поворачивается, обнаруживает перед собой свою же кофту. Сюмин, пока не понимая толком ничего, изгибает бровь, выражением лица задавая немой вопрос. А затем молча берёт собственную кофту и поднимает глаза, перехватывая взгляд.
Спасибо за неё.
Он кивает.
- Почему отдала? Согрелась? Не видно, - медленно пробегается взглядом с ног до головы, отмечая про себя, изящный изгиб шеи и небрежно спадающие на плечи волосы.
- Пойдём наверх, разберём вещи.
Сюмин поспешно отворачивается и взлетает по лестнице, переступая через две ступеньки. Ему порядком надоело стоять на одном месте, практически на пороге, и рассматривать друг друга. Ему не терпелось поскорее заняться уборкой, предполагая, что на втором этаже сейчас царит настоящий хаос, ведь они, считай, только что переехали. А переезд - всегда штука грязная.
Поэтому влетев в спальню, мысленно пометив галочкой, что кровать таки двуспальная, он подрывается к шкафу, попутно пододвигая к себе сумку с какими-то вещами.
- Ты можешь посидеть здесь или помочь, - он поворачивает голову предположительно к Сочжин, но, не обнаружив оной, выглядывает снова в коридор, - Нуна! Сочжин, - ему перехватывает дыхание от неловкости, - Сочжин, я здесь, куда ты пропала?
- Не надо было так быстро лететь в спальню. Дурак. Как с цепи сорвался.

0

36

Начало

Хара никогда не была против участий в шоу, где можно было показать себя. Вернее, были, конечно, исключения, но слишком мало, чтобы даже о них вспоминать. Популярность Гу росла вместе с тем, как она соглашалась появляться на многочисленных программах. И это был залог ее растущего успеха, который выглядел весьма многообещающе. Этот самый успех и привел ее на шоу, в которое наверное хотят попасть многие девушки. Хара была не исключением, ну по сути, какая девушка будет против поучаствовать в программе, где ей можно сказать пару на блюдце принесут? Все это, конечно, не так просто. Но в этом есть свой стартовый пинок и заодно глубокая интрига, как азарт и какие-либо мнимые страхи. Боязни типа тех, что, например, в пару попадется кто-нибудь совершенно неприятный сердцу. Таких людей для себя Гу определяла так же с течением времени в к-попе, и всему был случай. Однако, о плохом было лучше не думать вообще. Мысли материализуются, так что надо вспоминать все хорошее. Счастливы вместе с Рейном например. А вдруг и впрямь он? Прямиком из воинской части! Да нет, на вряд ли.
Сидя в машине менеджера на заднем сидении, Хара просматривала твиттер и думала о том, кто же предстанет перед ней у стен городской больницы. И вообще. Почему ее менеджер знает, где и что проходит, но не знает с кем? Работать надо лучше! Вздохнув, Гу начала перечислять многие мужские группы. Вот бы неплохо кого-нибудь из Тупиэм! Или может Би Эй Пи? Мммм, а если кто-то из актеров? Черт, Хара знает так много парней, поскольку достаточно активна в шоу бизнесе, а сейчас все разом вылетели из головы! Потирая лоб, девушка посмотрела в окно. Автомобиль подъезжал к городской больнице Пусана. Волна дрожи прошлась по телу. Ух, совсем немного и будет известно, кого же придется холить и лелеять или же наоборот.
Чуть ли не подскакивая на кресле, Хара начала смотреть в окно и искать глазами скопление стаффа. Стафф был, но вроде как никого значительного рядом с ним не было. Самое ужасное, когда приходишь раньше человека, с которым договорилась встретиться!
Менеджер затормозил у входа, а Гу, повесив небольшую сумку на плечо, вышла из машины. Широко улыбаясь и махая в камеру, девушка добродушно сказала:
- Аньеееен, - как и думала певица сидя еще в машине, парень еще не пришел. И это ухудшало ситуацию. Черт, ну неужели так трудно было прийти вовремя! Как говорится, замуж невтерпеж!
- Вы приехали чуть раньше назначенного времени, придется чуть-чуть подождать, - оповестил стафф Гу, которая от нетерпения уже была готова сгореть на месте, хоть и хорошенько маскировалась, не показывая свою муку ожидания. Девушка лишь молча кивнула все так же широко улыбаясь и оглядываясь по сторонам.
- Я, кажется, волнуюсь, - призналась Хара, делая вдох и выдох. Волнение и правда гоняло по телу дрожь, вынуждая ежиться и топтаться на месте, вырисовывая на асфальте мнимые пейзажи и другую живопись. Айщ! Вот же... Может, в пробку попал? Да нет, сказали же, что это просто Хара рано. Поглядывая на часы, шатенка уже невольно считала сколько минут проходит и уже прошло с тех пор, как она приехала.

0

37

Проснувшись, Нам Ухен медленно потянулся, встречая сонными глазами утреннее солнце, тут же жалея, что его глаза не такие узкие, как у его лучшего друга. К счастью или нет, но друг сопел на соседней кровати, так что Наму лишь деловито фыркнул, поленившись даже чтобы сдернуть с сопящей в тепле туши одеяло.
- Я слишком добр сегодня… - проронил парень, поднимаясь и принимаясь рыться в шкафу. Конечно, стилист уже приготовила одежду и дала Ухену советы, но это был бы не Нам Ухен, если бы не одел что-то свое. Ну, никто против ничего и не скажет – Ухен не Дону, конечно, но тоже хорошо одевается, в отличии от того же самого Менсу или Сонеля в дырявых футболках, так что проблем с одеждой не возникло, так же как и с завтраком. Пока жена храпит в кровати, муж работает у плиты на всю семью, штампуя блинчики. Правда, парочка сыновей уже покинула родное гнездо, но у оставшихся в доме самые большие рты и бездонные желудки.
- О, уже? – услышав звук открывшейся двери и видя менеджера, следом за которым подтягивается съемочная группа, парень был немного не готов, но не растерялся и пошел кушать блинчики с чаем, пригласив к столу и хенов, пока операторы настраивали аппаратуру. Блинчики достались и им. В итоге съемка с блинов и началась, правда Ухена для красоты на экране заставили пожарить еще парочку, чтобы показать, какой он прекрасный повар, хотя кому надо – тот знает.
- Сейчас… в общежитии помимо меня Сонгю-а, Дону, Сонель и Сонджон… И несмотря на шум, они все спят. Никто не хочет меня проводить. – поржав в камеру и закусывая блинчик, Ухен в душе всплакнул, потому что потому что. Когда с завтраком было покончено, а таблетки, прописанные доктором, выпиты, Намзняк получил на руки конверт с заданием, тут же принявшись его читать на камеру.
- Вы не думаете, что воровать для айдолов это слишком? – сразу высказался с явной нотой юмора Ухен, чеша затылок. Наму ждал всего, но не этого. Мама ама криминал.
- Как считаешь, кто в проекте составит тебе пару? – вопрос от продюсера, явно ожидающего громоздких догадок, чтобы потом их все разрушить.
- Ну… Пару месяцев назад мы группой выбирали идеальные типы… Я выбрал Кристал-ши, так что было бы здорово, если бы это была она… Но вы же не порадуете меня так, ахахах. – Ухен уже настроен на разочарование. Естественно, что у Кристал там свой идеальный тип, а у того свой, и всем не угодить, а Ухен далеко не особенный.
- «Постоянная и надежная, с милой улыбкой, хорошо выглядит в очках, та, что не будет меняться только ради меня и та, что будет есть с удовольствием всё, что бы я не приготовил». Опираясь на этом, кто бы это мог быть, не считая уже занятых в проекте девушек?
- Йа… Я ж это так давно гово..! Айщ, ну… Не знаю, тогда у меня был другой идеал, - озадаченно ответил Ухен, непривычно для себя пытаясь спрятать взгляд, чтобы не попасться, но…
- Хан Сынен-ши?
- … Да. – пауза, смех. Неловкий смех. – Ну, было бы здорово, если бы это действительно была милая и обаятельная девушка. Я, конечно, могу найти общий язык со многими, но это может быть проблематично…
- Тогда, кого бы ты не хотел видеть в качестве пары?
- Ту, что была бы значительно старше меня. Я буду чувствовать себя с ней неловко. Нет, ну то есть просто общение с нуной – это хорошо, но пытаться принять нуну как пару… Я не хотел бы оказаться в такой ситуации, да… - наконец-то стафф начал сигналить, что пора выдвигаться, так что Ухен быстренько закруглился с разговорами, принявшись прибираться. Прикрыв блины тарелкой, Ухен посмотрел в сторону комнат спящих.
- Никто так и не проснулся… - и тут так перекати поле катится, и одинокий Наму катает записочку «Дети, вспоминайте папочку по вечерам. Жена, =*», которую показывает на камеру и ржет, ибо Сонгю не сможет добраться до него, чтобы поколотить. Коварство, коварство. Покрасовавшись перед зеркалом, нацепив кепку и очки, возомнив себя щупаменом, парень вышел, погрузившись в машину вместе с оператором, после чего съемочная группа вместе с главной звездой отправилась к больнице.
- А моя пара уже знает о задании? – решил осведомиться Ухен, а то мало ли все начнут без главной звезды, но как же так, шоу требует его и только его.
- Нет. Вам, Нам Ухен-ши, как мужчине, придется взять ответственность и разъяснить все паре.
- Стойте, стойте, ответственность мне за кражу что ли брать?! Йа… Вам не кажется, что это подло? – обвиняя по дороге продюсера, Ухен мерно двигался по направлению больницы и, подъезжая, увидел съемочную группу в действии, что означало лишь то, что пара уже на месте.
- Она уже тут? Серьезно? Но мы ведь не опоздали? – глядя на часы, Ухен недоумевал, какого черта. Девушка и в Африке должна быть девушкой, а значит немного непунктуальной. Но тут, видимо, роль сыграло агентство и менеджеры. Ну да, Инфиниты-то всегда на свои концерты опаздывают.
- Стойте.. Это… Разве не… ХАРА-ШИ?! – разглядев сквозь затонированные стекла девушку, беседующую со стаффом и ожидающе смотрящую на подъехавший фургон, Ухен просто возоржал, схватившись за голову. Нет, он не был с ней очень хорошо знаком. Но. НО! Во-первых, Хара и Сынен из одной группы. Во-вторых, у Хары скандальный характер. В-третьих, она только недавно рассталась с Чунхеном, плюс уже ходят слухи, что у нее есть парень, плюс анти-фанаты загрызут Ухена, как новый кусок мяса за добрую душу. В общем…
- Это конец, - вздохнув и снова мельком глянув на Хару, Ухен открыл дверь фургона, снимая очки и с поклоном выходя к девушке, которая реагировала весьма неоднозначно. Впрочем, Ухен успокоил себя тем, что в качестве соведущей Хара была хороша, а значит и поиграть в роли пары для публики сможет. Наверно.
- Доброе утро, Хара-ши, - поздоровавшись, начал Ухен. – Понимаю… Твои ожидания сейчас могли рухнуть, но… Тебе повезло. – Ухен такой Ухен. Сведя встречу на такую шутку вида «я такой клевый», к чему привыкли все его фанатки, парень перенял роль ведущего на себя, ведь только он знает о том, что нужно делать.
- Прямо сейчас… Мы напротив здания больницы… Понятное дело, что здесь изо дня в день лечат людей, и… Тут постоянно много людей, и… И тут всегда занимаются благим делом, протягивая руку помощи, и… Хара-ши, мы теперь Бонни и Клайд. – просто Ухен больше не нашел что сказать, потому что им предстояло грабить, а быть может не обойдется без жертв.
- Я серьезно! Сегодня ведь Хэллоуин, так? Нет, - прервав прервавшую Хару, вставившую копейки типа «мы же не должны нарядиться гангстерами и грабить караваны», Ухен продолжил, - Нам нужно украсть костюмы для Хэллоуина из больницы. – так бредово, просто бредово.
- Пока я ехал сюда, я обдумал, что… хочу быть мумией, так что мне понадобятся бинты и… И… Ну и все, в общем-то, - словив самого себя на не знании того, что еще кроме бинтов ему пригодится, Ухен посмеивался с широкой улыбкой, ожидая ответа Хары, или не совсем ожидая.
- Хара-ши, из тебя получится отличная медсестричка. – а что, почти комплимент. Не считая недавнего скандала вокруг клипа с медсестрами в коротеньких юбочках, оскверняющих честную профессию.

0


Вы здесь » scandal factory » Трэш-локации » Старые посты


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC