Вверх страницы
Вниз страницы

scandal factory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » scandal factory » Трэш-локации » Квартира № 8 [Choi Dong Wook & Lee MinYoung]


Квартира № 8 [Choi Dong Wook & Lee MinYoung]

Сообщений 31 страница 37 из 37

31

- Хён, я надеюсь, вы решите всё мирным путём. Не хочу, чтобы кто-то из вас пострадал. Если что, позвони. Потопал я отсюда.- Хлопок дверью. Чжоу Ми ушел. Так было нужно. Сейчас им нужно было самим разобраться во всей ситуации им одним. Посторонние сейчас только мешали, только отдалили их дальше, а с этим нужно было, что-то делать. Ему сейчас меньше всего хотелось не то, что разговаривать с ней, так просто видеть её. Но было нужно, просто необходимо, не то будет еще хуже, хотя куда еще хуже?
- Хани, сейчас здесь будет вторая мировая. Быстро ретируйся отсюда.- Как  мир любит переворачиваться с ног на голову! -Как всё трудно, почему нельзя просто спросить? Разобраться? Севен, тоже виноват, он вскипел, и действия МинЁн совсем не оправдывают его действий и его поведение. Но вся эта ситуация больше была похожа на обычный день в сумасшедшем  доме, по крайней мере у Чхве такая ассоциация. Да я нервный, но только тогда, когда ты доводишь, ревнивый чуть-чуть, но тебя я не ревную, а может... уж простите, таким я родился.- Ошибочная точка зрения, от таким не родился, он таким стал в процессе жизни с Мин. Но как? Как? Можно обвинить меня в измене? Или просто почувствовать, что я изменяю?- На самом деле легко, просто Севен не соизволил поставить себя на место девушки. Хотя, нет, он не поставил бы себя на место Мин, он в этот же день сам был в той же ситуации. Что бы он сделал? Развернулся, посылая всех, и ушёл. И даже при такой ситуации которая сложилась сейчас, не было бы не какого анализа, так что девушку он заводил зря. Да он не виноват, виноват лишь в том, что провоцировал ее еще больше. А из-за чего? Правильно, из-за дурости и злости в нем.
- Прислушайтесь к словам Чжоу и решите все мирным путем,  я как-нибудь в другой раз зайду.- Хани  тоже вышла из их квартиры. Теперь они одни. Есть вероятность, что они не поубивают друг друга, но ведь покалечить могут. Тем более Мин это уже сделала. Жизнь настолько чудна, но уж точно чудесной назвать её нельзя, оптимизма не хватает. Вот сейчас поднялся вопрос. Поступить справедливо или наплевать на всё? Хотя, итог один и тот же. А наплевать на всё и привычней и легче. Возможно, надо доказывать свою не виновность, но зачем? Он не собирался оправдываться, тем более перед Мин. Это глупо! Все что он хотел, так это просто успокоится, чтобы пребывание в этой квартире было безопасным для всех.
- Ты такой несносный. Когда только пришла на шоу, нужно было просто послать тебя нафиг.- Да у них определенно взаимные чувства.
- Делай что хочешь.- щелчок по носу вывел его в реальность.
- Прекрати!- Он посмотрел ей вслед,- ты ведь прекрасно понимаешь, что ты затеяла это все!- Он пошел за ней следом,- зачем ты это сделала?- Он подошел к ней ближе, взял за руку и втащил в спальню, закрывая дверь на замок

+2

32

Севен так быстро втолкнул её  в спальню, что девушка даже не успела сообразить, что произошло. Всего секунда - и дверь захлопнулась, щелкнул замок... Вот замок больше всего настораживал. Сейчас, когда они остались наедине. Мин прочувствовала каждый год из 7 разделявших их. Ранее она даже не задумывалась об этом, но теперь, после этой внезапной ссоры осознала: она просто 21 летний ребенок. Ребенок, который хотел казаться взрослым, творил необдуманные поступки, выводил старших, совершенно не беря в расчет чужие чувства... В этом, безусловно, было свое очарование. Быть вечным ребенком - просто чудесно, но при этом нужно четко осознавать, что детская непринужденность и эгоистичное ребячество - совершенно разные вещи.
Мин глубоко выдохнула. Раз. Два. И что сказать? Ай, блин, лучше бы Хани и Мими не уходили. Виновата? Виновата. И хватит на этом. Что еще объяснять? Мин с безумно заинтересованным видом изучала то костяшки пальцев, то пейзаж за окном. Стоит сказать, что с точки её обзора особой живописностью он не отличался: просто клочок голубого неба с облаком, по форме напоминающим старый дырявый кроссовок. А ДонУк смотрел на неё. Очень внимательно и кажется, начинал терять терпение. Мин обреченно взвыла. Про себя конечно. С ним было невероятно трудно. Едва ли легче, чем с ней. Видимо, она кому-то очень сильно насолила, раз их поставили в пару... Как и он, наверное. По отдельности они были вполне себе адекватными, веселыми людьми. Но стоило им столкнутся, и незамедлительно вылезали безумно выматывающие конфликты. А ведь когда они только начали общаться, все было совсем не так. МинЁн дурачилась, Севен воспринимал её как ребенка, просто очередную знакомую с крупным сдвигом по фазам. Общество друг друга не приносило никаких проблем, но стоило поставить их в пару... Пожалуй, до определенного времени они действительно сохраняли приятные, нейтральные отношения, но все изменилось в одно мгновение.
Ну и чего ждешь? Вперился в меня своими чернющими глазами.
- Ну хорошо... Хорошо! Мне правда жаль, - небрежно протянула МинЁн, встретившись напрямую взглядами с Севеном. Тянуть дальше было бессмысленно, да и вся эта ситуация ей порядком надоела. Конечно, сказанное вышло не совсем искренно, но что поделать, если она в самом деле не умела извиняться иначе. А это пренебрежение вполне неплохо перекрывало её..её смущение. Она действительно была смущена. И смущаясь каждый раз, когда ей нужно было произносить эти вроде бы простые слова. Мин относилась к категории людей, которым чертовски сложно давались признания собственной слабости или не правоты. Это порядком портило её жизнь, но девушка отказывалась признавать это и что-то менять, - И я извиняюсь только за мою утреннюю выходку. Больше я ни в чем не виновата. Доволен?
Мин сделала шаг к Севену. Совершенно неумышленно. Привычка разговаривать стоя вплотную к собеседнику у неё сформировалась еще в Америке, и сейчас, прожив уже порядочно в Корее, она так и не могла от неё избавится. Ли порой боялись. Во время беседы она могла трогать человека за волосы или за руки. Соединенные Штаты действительно сильно повлияли на её характер. Особенно если вспомнить тот случай, когда она без стеснения переоделась прямо в прямом эфире на шоу.

Отредактировано Lee MinYoung (2013-05-21 18:23:34)

+2

33

Ещё с минуту, парень смотрел на девушку проникающим взглядом. Он хотел увидеть, узнать, что она чувствует сейчас, хотел прочитать её мысли, но никак не получалось. Стоял какой-то барьер, преграда, которую ему было не сломать.
Первым я извиняться не буду, ну Мин, сможешь переступить через свою гордость? А что такое годость и в чем она прявляется? К проблеме гордости относятся и все возможные соревнования — житейские, спортивные и политические. Победа над соперником, пусть даже и в игровых условиях, точно так же тешит тщеславие, как и обладание властью над людьми. И тут же находятся все формы сопереживания соревнующимся. Люди вступают в партии и болеют за любимые команды только для того, чтобы присоседиться к чужой победе и ощутить ее вкус опосредованно. В отношениях с людьми гордыня проявляется, например, как склонность давать оценки. В самой грубой форме, это примитивная критика и унижение, которые так легко пронаблюдать на любом форуме или в комментариях любого блога. Более тонкая форма — это, наоборот, похвала. Может показаться, что похвала — это возвышение собеседника, но в действительности подтекст совершенно иной. Называется, читай между строк. В отношениях Мин и Севена, не много другая гордость, но гордыня также разворачивается на полную. Мин может легко завоевать и подчинить себе мужчин — формируя свою свиту, утопая в эйфорическом чувстве собственной неотразимости, так представлял Севен и думал о девушки. Тем более с ее харизмой, внешность ей это не составит особого труда, да и не только Мин способна на такое, многие другие женщины делают так. А мужчины отыгрывают роль героя-любовника, чья главная задача затащить в постель как можно больше женщин и, тем самым, доказать свою состоятельность. Но это если говорить только по отношению мужчин и женщин к друг другу.
Если она сейчас промолчит, то всё кончиться.
Сомнение... Оно ещё было в его груди. Он сомневался в правильности своих действий, в том выборе, который он сделал уже внутри себя. Севен ждал. Ждал и надеялся, что девушка не начнет новую борьбу, спор, было бы лучше если бы она сдела что-то приятное. Да даже хватило бы одного действия, одного слова. Надежда всегда умирает последней.
- Ну хорошо... Хорошо! Мне правда жаль,- это ему сейчас послышалось или это реальность, она извиняется? Он ожидал чего угодно от девушки драки, криков, бросание предметов, очередного спора, вообщем всего, что своествено поведению девушки в такой ситуации, но вот чтобы она извинилась, признала свою вину, да еще и первой, господа это нонсенс. Надежда всегда умирает последней и она ее убила.- теперь не было страха, что все снова начнется, а тут бац.
Глупышка, мне тоже жаль.
- И я извиняюсь только за мою утреннюю выходку. Больше я ни в чем не виновата. Доволен?
- больше чем мог себе представить, я был...тоже не прав и я извинясь.- В душе он действительно был счастлив, то что он сказал еще при гостях, что хочет с ней расстаться это было лишь сказанно на эмоциях. Куда бы он отпустил ее от себя. Уже поздно, привязанность к ней росла, нет не любовь. А другие более искренние чувства, более сильные. А может все же любит?
Мин стояла так близко, такая тихая. Спокойная. Ребенок, в такие моменты человека всегда хочется обнять, что он и сделал. Это были не крепкие объятия, наоборот мягкие, нежные, как будто боялись сломать.
- Мин... Ты мне дорога и я не хочу тебя терять.- практически шепотом произнес Дон-Ук, все также обнимая девушку.

+1

34

- Больше чем мог себе представить, я был...тоже не прав и я извиняюсь.
Севен и извинения - вещи ну очень разные. Можно даже добавить: Севен, извинения и Мин. Это был первый раз, когда они просили друг у друга прощения. Из-за того, что ситуация была нова, да и вообще нервотрепательна, МинЁн чувствовала себя немного не в своей тарелке. Мин гораздо легче переносит их ссоры, чем вот такие откровенные сцены. Девушке хотелось сбежать, спрятаться, залезть под какой-нибудь предмет мебели и не вылазить из-под него в ближайшие полтора часа. Она всегда с трудом переносила разговоры по душам. Потому, что в них, собственно, ту самую душу нужно выставлять, выворачивать. Мин и сама не знает, как к ней подступиться, а тут еще и кому-то другому открыть.
Господи~ Только не говори ничего "такого". Умоляю!
- Мин... Ты мне дорога и я не хочу тебя терять.
Твою ма-а-ать. Что делать? Как стыдно... Я ничего не слышала. блаблабла. Черт, и о чем я думаю? Глупая, глупая Мин! Нельзя так себя вести. Твою мать, мне 21 или 12?
- Окей, окей. Сворачиваем эту трепетную тему, я не романтик, - стоило Ён сказать "окей" и ДонУк притянул её к себе и обнял. Остальную фразу она договорила ему уже в грудь. Ты ужасный человек, ты знаешь это? Девушка глубоко выдохнула и медленно, но все же обхватила руками его спину. Делаешь, все что взбредет тебе в голову. Девушка никогда не относила объятья к чему-то особенному, поэтому сразу решила для себя, что это ничто иное, как выражение братской любви. Девушка провела рукой по его спине и сжала в кулаке ткань его футболки. Совершенно так же обжимаешься со всеми остальными? Черт, это все равно обидно! Мин подняла взгляд на его лицо. Его взгляд зацепился за дорожку лиловых синяков на шее. У нее по спине пробежал холодок. Так. Так тебе и надо.

+1

35

Севен мрачно окинул взглядом комнату. Оплошность, видимо сейчас он допустил ошибку. Глупо, получается. Дон-Ук задумался... Копаясь в своей памяти, вспоминая свои действия часовой давности, он понял, что какая-то информация потерялась… почему он решил сейчас повести себя так? Ведь можно было сделать все по другому, лучше во всех смыслах. Но остался без ответа.
- Окей, окей. Сворачиваем эту трепетную тему, я не романтик.- Он это знал, прекрасно знал, что подобные действия ей не нравятся, а может и нравятся, но не когда это делал он. Севен и сам редко, да практически некогда не проявлял подобных действий по отношению к ней, только когда он хотел посмотреть ее реакцию, вогнать ее в краску и заставить смущаться, ему нравилось с одной стороны, что девушка чувствует себя неловко. Но когда она ведет себя как ребенок, это вызывает умиление. Тогда он ее мог обнять, потрепать по голове, но Мин всегда отстранялась, да и слава богу, что так.
Мин обнимает в ответ, это вот вообще странно. Одно дело когда это делает Севен и то при приступах умиления, но другое дело обнимает девушка.
Может у нее в руках нож, она еще злится  и наверное и сейчас хочет лишить меня жизни.- Он не мог понять ,что у него вызывает эта картина. Радость? Беспомощность? Сочувствие? Виновность?
Он не мог представить себе, как можно так глупо вести себя, все равно. Да у Севена свободная жизнь и личное время, которое он может проводить, как ему вздумается, тем более он мужчина, тем более он никогда не считал их отношения настоящими, никогда не считал их парой. Да и никто из них не говорил, что они встречаются и должны хранить друг другу верноть, то есть, не изменять. Такого он не может вспомнить. Какой бред. А еще нужно было мягко, повторюсь, мягко сказать, что он уходит и придет только завтра утром. А если она спросит к кому он.
Во время всего этого, Севен молча стоял и был углублен в свои мысли. Ну ничего. Когда гром грянет- поздно уже будет. Нужно что-то предпринимать... Причем срочно.- Мин, я сегодня уйду и вернусь только завтра днем, может чуть позже. - наверное он сейчас молился всем богам, которых знал и не знал, чтобы Мин снова не вскипела. Ведь все только закончилось. А еще чтобы не спросила куда он собрался на ночь, вот это было не кстати.

+1

36

- Мин, я сегодня уйду и вернусь только завтра днем, может чуть позже.
Кажется, в квартире номер 8 вновь сгущались тучи. Опасность исходила от милой и вполне на вид не ядовитой не агрессивной девушки, ростом с трехлетнюю яблоньку. Если поискать её образ в сказках, то она была чем-то между высохшей, не вызывающей недоверия старухой, страдающей какой-то особой формой шизофрении, из-за которой регулярно вела дискуссии с зеркалом и требовала от него позитивной эмоциональной оценки своего внешнего вида, и страшно ядовитым блестящим яблоком с напарафинеными румяными боками. Ён могла казаться безобидной и, более того, скромной и стеснительной девушкой (особенно в кругу незнакомых людей), но проходило немного времени...и люди, которые от умиления молится были на нее готовы, умоляли отправить их на Южный Полюс к белым медведям. В качестве кормежки для оных или помощниками Санты - не принципиально, лишь бы быть подальше от шаловливых ручек этого неуправляемого гиперактивного чудовища. На Мин и её ребячества было приятно смотреть со стороны, но находится рядом с ней смерти подобно. Не каждый способен выдержать её закидоны и постоянную смену настроения. Говорят, что женское настроение меняется чаще, чем погода осенью. Осень и остальные женщины нервно курят в сторонке, стоит этой королеве абсурда появится на горизонте. Пока собеседник средней или повешенной языкастости думает, что ей ответить, её эмоции успевают по десять раз сменится одна другой. И счастливчик тот, кто смог найти ритм смены её настроения, и успевает говорит именно в тот момент, когда она возвращается к стартовой эмоции. И самое страшное, что ей абсолютно все равно на ту информацию, которая попадает к ней из внешнего мира. Её органы восприятия словно сломанный телефон: МинЁн всегда слышит то, что хочет. Прежде чем кто-то что-то скажет, она может придумать для себя этот ответ и даже свою реакцию на него. И, более того, после отталкиваться именно от того, что выдумала для себя. Совершенно не свойственный для экстраверта механизм восприятия. Мин внимательно, очень внимательно посмотрела на Севена. Она приметила вазу за его спиной, которой можно было бы неплохо приложить его по затылку... Ваза стояла достаточно высоко. Заливаясь слезами, глубоко внутрь заталкивая рвущийся на свободу смех (прямо как рис с брюссельской капустой!), она бы рассказывала о том, с каким шоком смотрела на то, как ваза сорвалась с полки... О том, как бесконечно тянулось время, а она будто бы приросла ногами к полу и не могла сдвинутся с места. О том, что прекрасно все понимала, и от осознания того, что случится у неё кровь в жилах стыла... В общем, спихнуть все на несчастный случай было вполне не трудно... Но камеры, рост в полтора метра и отсутствие табуретки в периметре комнаты, и, черт возьми, поразительная любовь к человечеству, и, в некоторой степени, даже к этому его представителю. Мин обреченно и протяжно вздохнула, и, с самым трагичным видом, выпустив, нет, даже вытолкнув его из своих объятий, указала кивком на дверь.
- Ну и вали на... - девушка осеклась, из-за чего маска напускной драмы с неё слетела и перед Дон-Уком осталась просто беспечная, пусть и немного обиженная, забавляющаяся королева танцев и абсурда, - Ты к Мими? Передавай ему привет. И это... Скажи, чтобы он был готов ко следующей встрече. Я затроллю его до смерти. Пощады не будет.
Мин натянуто улыбнулась, впрочем, не скрывая своего маленького недовольства, и, ударив парня по плечу, тем подтолкнула его к двери. Ён ревновала. Как только она призналась себе в этом, с её души словно сняли пятисот килограммовую штангу, которую она, по неосмотрительности, решила потягать. Севен был для неё неподъемной ношей, она очень некстати об этом позабыла. Вздох полной грудью словно бы освежил мысли. Её обычное приподнятое настроение, кажется, наконец-таки устаканилось, заполнило собой каждую клеточку. Сейчас оставалось только одно: быть честной. С Севеном, с Мими, и, что несказанно сложнее, с самой собой. В первую очередь с самой собой. Я как маленький ребенок требую внимания и выхожу из себя, когда мне нужно его с кем-то делить. Я - эгоистка, и мне не нравится быть по важности на последнем месте... Нет, даже на втором. Это не честно. Это просто офигеть как хреново и с этими Наполеоновскими замашками нужно бороться. Я - святоша. Я - святоша! Я - СВЯТОША, черт возьми! И мне совершенно все равно, что по важности я смещена с первой позиции. Love & Piece! Да! Она была на самом деле искренна и то, что Мин выказывала свое отношение к этому на все сто процентов более чем красноречиво свидетельствовало об этом.
- И почему у меня такое ощущение, что я здесь самый главный лох? - Мин смешно надула щеки, сложив вечностью руки на груди. Она старалась казаться серьезной, но у нее ничего не выходило. Так случалось всегда, когда на нее нападало хорошее настроение. Именно нападало: внезапно, совершенно без причины. А если и причинно, то эти причины исходили откуда-то из её странного мира и окружающим понятны не были. Спасало лишь то, что оно было у нее доминирующим и все быстро привыкали к этим её особенностям, - Ну что ты так смотришь? Выметайся уже из моей комнаты, иначе я собственноручно спущу тебя с лестницы, и не говори потом, что я тебя не предупреждала! Get out!
Девушка мотнула ногой в сторону двери, как бы указывая направление, куда надо идти. Одновременно с этим она сурово свела брови на переносице, как бы подтверждая, что обязательно исполнит сказанное... Однако даже эта сцена не смогла стать серьезной из-за тапка, слетевшего с её ноги и ударившегося в наглухо закрытую дверь. Мин медленно сползла на пол, сотрясаемая от сдерживаемого смеха. И, нужно сказать, последний одержал победу. Закрыв лицо руками, она хохотала во весь голос (этим своим странным истерическим высоким смехом) и лишь изредка замолкала, чтобы глотнуть воздуха. От этого безудержного гогота у нее на глаза выступили блестящие слезы, покраснели щеки и, кажется, даже появился пресс. Мин откинула волосы с лица и, сняв второй тапок с ноги, угрожающим жестом заправского фехтовальщика потрясла им в сторону Севена, однако с пола так и не поднялась, вытянув вперед босые ноги, так, что Дон-Уку придется перепрыгнуть через неё, чтобы скрыться из этой обители хохота и бредового настроения, - Тапок-заец на страже правосудия! Он покарает тебя, неверный муж! Моих тапко-тумаков хватит на вас обоих, берегись! Даже дверь содрогнулась, ты это видел?!
- Да иди ты уже! - девушка бросила в Севена сначала тапок. А потом уже вазу. Не самую опасную, конечно, но все же.

Отредактировано Lee MinYoung (2013-05-26 19:51:28)

+2

37

Ссоры и споры на данном этапе жизни именно сейчас Чхве  мало интересовали, еще больше выводили из себя. Но именно сегодня, именно сейчас он устал спорить. Ужасное состояние души. Сейчас ему  так не терпелось поскорее избавиться от ситуации от своего чувства и вернуть себе свой прежний облик.  Что же можно было сказать о том облике, который он себе так старательно создавал, продумывая свой наряд до мелочей, свои движения до малейшего взмаха ресниц? Даже взгляд, был заранее предусмотрен,- ни к чему были бы лишние столкновения взглядами, бессмысленны были глупые слова не по делу. Да, если кто и умел отдавать своему делу, своей игре, так это был Севен, но вот Мин ни сколько не уступала. Она была не лучше и не хуже, она была просто другая, своеобразная.
- Ну и вали на... Ты к Мими? Передавай ему привет. И это... Скажи, чтобы он был готов ко следующей встрече. Я затроллю его до смерти. Пощады не будет.
В отчаянье все грустят по-своему. А вот теперь его словно бы ледяной водой окатили. Он чувствовал себя если не беспомощным, то подавленным, если не несчастным, то разозленным, так что не было и мысли мимолетной, чтобы Севен остался в таком виде хотя бы на секунду дольше того времени, которое бы потребовалось для возвращения ему его прежнего состояния...
- Ты сомневаешься в моей феноменальной и космической мощи? Да я иду к нему. А что? тебе никогда вроде бы не волновало, куда я с кем я? В чем же дело, что случилось сейчас? Ты меня ревнуешь к Чжоу Ми? М? Я прав, согласись. Зачем тебе ему делать такую гадость?- Такой взгляд. Который просто пронзает безмятежную душу. Взгляд, от которого сердце бьется в ритме танго. Но, когда  взгляд полон презрения и пофигизма, просто невыносимо. Начинаешь думать, что как, будто по расчету, а оно так и есть! Но осознавать, что  ты совсем не нужен тому человеку, которого ценишь всем сердцем. В такие моменты думаешь, что Амур совсем ослеп, а то и вовсе, что он заигрался и совсем не смотрит. А судьба, это вообще отдельный кадр. Но вот проблема в том что начинаешь не произвольно всеми способами добиваться внимания. Пускай это будет грубость, не важно, главное, что хоть на секунду, проявили к тебе внимание, тем более человек, который тебе интересен.
- И почему у меня такое ощущение, что я здесь самый главный лох?
Свевен с отчаяньем взглянул на девушку. Какими бы ни были их отношение. Как они были похожи! Одни и те же черты характера проскальзывали. Даже вкусы их периодически совпадали.
- Ну что ты так смотришь? Выметайся уже из моей комнаты, иначе я собственноручно спущу тебя с лестницы, и не говори потом, что я тебя не предупреждала! Get out!
Она обнаглела? Вверх наглости!
- Малышка, а ты ничего не путаешь? Это наша квартира и ты не имеешь права выгонять меня! Знаешь я вспомнил стих, мне, кажется это вполне тебя описывает...Хочешь расскажу? А что я спрашиваю, слушай и внимай словам.
А я маленькая мерзость, а я маленькая гнусь.
Я поганками наелась. И на пакости стремлюсь.
Я людей пугаю ночью. Обожаю крик и брань.
А я маленькая сволочь, а я маленькая дрянь. Это прям вылитая ты...
- он хотел было продолжить, но истерический смех девушки выбил его просто. Она сидела на холодном полу и ржала, просто ржала истерическим смехом. Псих!
- Тапок-заяц на страже правосудия! Он покарает тебя, неверный муж! Моих тапко-тумаков хватит на вас обоих, берегись! Даже дверь содрогнулась, ты это видел?!- Севен прижался к стене. Все это конец последняя стадия шизофрении. Нужно бежать бежать пока тапок правосудия вместе с главным зайцем не добрались до меня.- Он потихоньку двигался в направлении двери.- Мин ты это, поспи что ли сходи. Да не только дверь содрогнулась, но еще и стены. Я верен, верен тебя, успокойся только...Нужно ретироваться отсюда, отправить Мими смс и бегом отсюда.- Бах. Новые осколки прямо с Севеном. Мин разошлась кинув в него вазу. Отлично, уже говорилось выше, что нужно бежать. Что он собственно и сделал, две минуты и он испарился за входной дверью, пока его точно не убили.

Отредактировано Choi Dong Wook (2013-05-25 23:15:24)

+2


Вы здесь » scandal factory » Трэш-локации » Квартира № 8 [Choi Dong Wook & Lee MinYoung]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC